Биатлон. Статьи

По мнению Илдуса Гибадуллина, в российской сборной используются методики подготовки 30-летней давности.

22.03

Профессор о проблемах в биатлоне: "Науки никакой, работают от барабана"
Илдус Гибадуллин – один из двух ученых в нашей стране, защитивших докторскую диссертацию по биатлону. Сейчас он директор Ижевского института физкультуры имени Александра Тихонова. Профессор. Не пропускает ни одной биатлонной трансляции и делает по результатам гонок неутешительные выводы.
 
Итоги мужского сезона. За спиной у Фуркада

– А я ждал этого, – отметил Гибадуллин, когда я попросил его объяснить резкое западение российской команды после чемпионата мира. На показывавших в декабре отличные результаты Антона Бабикова, Максима Цветкова и Татьяну Акимову в некоторых гонках конца сезона было страшно смотреть.

– Объясните?

– Методики тренировочного процесса в нашей сборной – 30-летней давности. Ну, не работают уже планы, по которым готовились Александр Привалов и Виктор Маматов! Продолжать готовить по ним – хоронить биатлон.

– А как нужно тренировать?

– Исходя из индивидуальных особенностей организма. В наше время выявить предрасположенность абсолютно реально. У нас на базе института есть великолепная лаборатория, которая определяет потенциальные возможности организма, его функциональную готовность на данный момент. Когда президент СБР Александр Кравцов увидел все это своими глазами, он был приятно удивлен.

– В чем заключаются исследования, на основании которых вы делаете выводы?

– Мы определяем генетически заложенные возможности организма, его резервы и систему энергообеспечения. Не составляет большого труда определить – спринтер этот юный спортсмен или же скорее дистанционщик. А ведь развивать спортсмена нужно, исходя из этого.

Есть платформа, на которой мы определяем предрасположенность к стрельбе стоя. Если у молодого спортсмена нет равновесия и он теряется при закрытых глазах, снайпера из него, увы, не получится.

Президент СБР Александр КРАВЦОВ. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
 
Всесильный Фуркад, гонения на Логинова и невоспитанная Коукалова

КРАВЦОВ НА МЕНЯ ОБИДЕЛСЯ

– Есть ли у вас данные спортсменов нашей сборной?

– У нас есть комплексные заключения по каждому спортсмену, представляющему хоть какой-то интерес сборной. В том числе, юношеской и юниорской. Но это абсолютно никому не нужно.

– Вы же говорили, что у вас был Кравцов и он остался под впечатлением.

– Александр Михайлович обиделся после моего последнего интервью "Чемпионату". Я ничего не имею против него или кого-то еще из руководства – просто убежден, что тренерский штаб работает абсолютно не в том направлении. Но наш институт теперь вообще игнорируют. Впереди тренерский совет и меня никто даже туда не пригласил. Хотя научные данные должны быть интересны многим.

18 апреля у нас пройдут тренерские курсы повышения квалификации. Попробую хоть там кому-то открыть глаза.

Татьяна АКИМОВА. Фото Андрей АНОСОВ, СБР
 
Итоги женского сезона. Нокаут от Дальмайер

ПОЧЕМУ МЫ В ФЕВРАЛЕ БЕЖИМ, А ПОТОМ ЛЕЖИМ

– Вы лично знакомы с нынешним тренерским штабом сборной?

– Практически со всеми. Они хорошие мужики. Правда. Но готов всем им сказать в лицо: вы ничего не смыслите в методике подготовки. Совершенно! Никто из них не знает индивидуальных особенностей спортсменов, с которыми они работают. Так как же они тогда могут их готовить?

Вот выпустили на масс-старт в Норвегии Акимову. Ее же тем самым убивали психологически. Чего стоило накануне проверить ее? Тут же стало бы понятно, что выходить на гонку она не готова. Она же была полностью разобрана! Такие же ситуации были с Цветковым и Бабиковым. И что говорил Касперович? Что они общались со спортсменами и те заверили, что чувствуют себя хорошо. Ребята, это каменный век!

Касперович 10 лет работал тренером в юниорах. С лучшими талантами страны! Хоть одного подготовил? Задумайтесь. А ведь мы проверяли тех ребят, среди них были действительно очень и очень перспективные спортсмены. По всем были и есть полные данные. Кстати, есть они и по Игорю Малиновскому, который выступил в Холменколлене. Но это никому не нужно. И если он попадет в сборную – мы о нем вскоре и не вспомним. Парня просто задавят объемами.

Возвращаясь к вашему первому вопросу: да, мы в декабре, январе и немного феврале бежим, а потом – лежим. И это предсказуемо. Хотите пример?

– Конечно.

– В сентябре проходил отчет тренеров сборной. Докладывает Виталий Норицын. Говорит, что в женской сборной от общей циклической нагрузки 45% выполнено в пульсе до 140 ударов в минуту. Задаю вопрос Норицыну: "А если ПАНО ( порог анаэробного обмена, – Прим. "СЭ") 175-180, то какой эффект даст нагрузка в 140 ударов"?

– Никакого?

– Совершенно верно! Все отдохнули – вот и все. А потом мы удивляемся, что по ходу сезона они на этом пульсе и бегут. И если сначала на "свежачка" что-то получается, то потом – караул.

Норицын – хороший парень. Но он же не учился. Закончил выступать – и стал работать в женской команде. Сейчас он уже старший тренер. А что он соображает в методике тренировочного процесса? Да ничего! Тура Бергер с ее опытом работает с детьми, учится. А у нас все сразу после завершения карьеры начинают тренировать в сборной. Тот же Сергей Коновалов. Да нормальные они, но их сначала нужно научить. А у меня большие сомнения, знают ли они хотя бы, что такое микроциклы.

Александр КАСПЕРОВИЧ. Фото Андрей АНОСОВ, СБР
 
Семь главных мгновений сезона для России

СПРОСИТЕ У КАСПЕРОВИЧА ПРО МИТОХОНДРИИ

– На основании научных данных можете сказать, кто кроме Шипулина в нашей команде способен стабильно показывать высокие результаты?

– Никто. Если продолжать тренироваться в том же ключе – больше никто.

– Биатлон за последние годы далеко ушел вперед?

– Уж точно не стоит на месте. И мы до сих пор не поняли, что он из вида спорта на выносливость превратился в силовой. Еще пример. Раньше биатлонисты бежали 20 км на "Ижевской винтовке" за 1.15. Получается 4,5 м/с. Набирали перед этим объемы 7800-8000 км.

Сегодня бегут за 54 мин. Скорость уже 5,9 м/c. Но объем – все те же 7800 км. Откуда прибавка? Да потому что раньше бежали классикой и практически на деревяшках, а сейчас коньком и "намазанные". Вот только методика, несмотря на технологический прогресс, у нас прежняя. И если уделять внимание силовой подготовке, бежать можно уже по 45 минут.

Фуркад и Бьорндален каждый день хотя бы полчаса работают над развитием силовых качеств. У нас по ходу сезона этого нет. Но ведь только при такой работе развиваются митохондрии, которые в свою очередь принимают участие в образовании энергии. Многие люди у нас в команде знают про это? Вот вы спросите у Касперовича про митохондрии!

– Обязательно.

– Что говорить, у нас же науки толком нет. Берут кровь – и все. Но есть методика, по которой можно проверить, как проходят восстановительные процессы, готовность к реализации возможностей, уровень спортивной формы. И все это давно применяют! А что у нас? "Мы поговорили со спортсменами и они сказали, что чувствуют себя хорошо"... Это не наука, а гадание на кофейной гуще!

Про четкое планирование тренировочного процесса вообще говорить не приходится. Работают от барабана.

Ульяна КАЙШЕВА. Фото СБР
 
Коукалова – с глобусом, Акимова – вторая с конца

У РЕЗЦОВОЙ И КАЙШЕВОЙ ПЕРСПЕКТИВЫ НЕТ

– Что у нас с юношами? Таланты есть?

– Да есть, конечно. Но этого мало. На сегодняшний день наши юниоры за сезон делают 88 всероссийских стартов. А когда им восстанавливаться? А тренироваться? Пытаюсь бить в колокола, но никто не слышит. Сами гробим детей, а потом надеемся, что кто-то как-то выплывет. Система подготовки резерва никому не нужна. Люди, которые действительно разбираются – тоже. Даже программы развития у нас нет.

А что касается исследований юниоров, то еще в июне я называл Кравцову фамилии, которые на основании научных данных являются перспективными. Почти все они зимой выиграли медали на чемпионате мира по своему возрасту. Есть данные уже и по нынешнему составу. Могу огласить пофамильно. Но кому это интересно?

– Иностранцев вы у себя проверяли?

– Приезжал специалист из Германии, который в свое время готовил Рикко Гросса. Был у нас Даг Бьорндален, старший брат Оле Эйнара. Они были в шоке от того, какие у нас возможности.

Норвежец, кстати, был с ребятами, которых тренирует. Если сравнить с нашими сверстниками – небо и земля. У них база силовой подготовки на таком уровне! Уровни гликогена и креатинфосфата несопоставимы. У нас же базу никто закладывать не хочет – лучше все резервы из организма вытащить при подготовке к юношескому чемпионату мира. А в Норвегии и Германии уже с 15 лет тренировочный процесс строится с учетом индивидуальных особенностей организма. И с этого возраста у спортсменов идет адаптация к этим нагрузкам.

Нам нужно собирать юношей не только исходя из текущих результатов, но и на основе функциональных показателей. Ведь есть такое понятие, как ранее биологическое развитие. Взять хотя бы Кристину Резцову. У нее нет перспективы. Та же история с Ульяной Кайшевой. Еще четыре года назад было понятно, что у девушки нет базы силовой подготовки, и если срочно этим не заняться – никакой Дальмайер из нее и близко не получится. У Кайшевой же вторая группа, резкости нет. А ее продолжают грузить объемами по 6000-7000 км! И когда же заниматься скоростно-силовой работой? Вот и получаем еще одну среднюю биатлонистку.

Следующая Предыдущая

СТАТЬИ

БИАТЛОН

ГЛАВНАЯ

Полная версия
waplog